PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Заставила мужчин плакать | Хата на тата
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImhhdGFuYXRhdGEuc3RiLnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Заставила мужчин плакать

Хата на тата

Надоело быть отчаянной
домохозяйкой и мириться с тем, что муж не помогает и не ценит ваш труд? Пришло
время восстановить справедливость! Самый действенный способ — дать супругу возможность
неделю побыть на вашем месте. По крайней мере, на героев реалити-шоу канала СТБ
«Хата на тата» это подействовало.

Размер имеет значение

Желающих оставить «хату» на мужа было много — в адрес
проекта поступило почти десять тысяч заявок. Очевидно, не последнюю роль в этом
сыграли деньги: кто откажется за семь дней заработать 30 тыс. грн (такая сумма
положена победителям. — Прим. ред.)? Но в шоу попадают не те, кто хочет
поправить материальное положение, а кто реально нуждается в помощи.

Иногда приходится отказывать семьям, у которых маленькая
квартира. Ведь съемочная группа проекта состоит из шести-восьми человек:
нескольких операторов, журналиста, режиссера, осветителя и звукорежиссера. Бывает,
чтобы сэкономить пространство, на время съемок арендуют соседнюю квартиру, где
устанавливают необходимое оборудование. Туда же «выселяется» и часть съемочной
группы, которая работу оператора координирует по рации. По счастливому
совпадению жилье через стенку обычно оказывалось свободным — там или делали
ремонт, или у него еще не было хозяина. А однажды телевизионщиков «приютила» на
недельку соседка героев шоу.

Зварычи

Согласившись нести семейную
вахту, Виталий Зварыч не знал, чем ему это грозит

Один в поле воин

Поскольку «Хата на тата» — это реалити-шоу, сценария у него
нет. Съемочная группа в процесс не вмешивается, что бы ни произошло — папа
должен выкручиваться сам.

Очень важно, чтобы герои программы не обращали внимания на
камеры и вели себя естественно. Как правило, «зажим» проходит, пока снимаются
так называемые визитки — когда вся семья еще в полном составе.

Оставшись без жен и погрузившись в домашние заботы, папаши
приходят в ужас. Нервные срывы для них — обычная история.

«Соглашаясь
участвовать в проекте, они не совсем осознают, под чем подписываются,

объясняет руководитель проекта Роман Пересунько.
— Думают, что приедет съемочная группа на
час-два, поснимает их и уедет. На следующий день — то же самое. Когда понимают,
что жить надо по графику жены и что мы следим за каждым их шагом, впадают в депрессию.
Самый яркий эпизод произошел на съемках семьи Бурмагиных. Представьте состояние
человека, когда после дневной «смены» с четырьмя детьми в два часа ночи прорвало
трубу в ванной! Он метался, не зная, что делать. Ближе к пяти утра сантехник
устранил течь. Но папа от отчаяния все равно разрыдался горючими слезами.
Обычно на четвертый-пятый день наши герои так устают, что просят прекратить съемку.
Приходится их убеждать, что осталось совсем немного и надо довести дело до
конца. Когда все, наконец, заканчивается, папы понимают, что не зря прошли этот
путь, благодарят съемочную группу и даже просят работников телеканала СТБ
погостить у них еще».

23247098

Чтобы контролировать
каждый шаг папы, съемочной группе нужно много аппаратуры

Неделя под прицелом

Кроме слез и смеха отчаяние иногда прорывается в виде
ругательств. В договоре, который подписывают папы, указывается, что они не
должны употреблять нецензурную лексику. Но если один ребенок облился борщом, а
второй чуть не выпал из окна, контролировать себя трудно. Такое в эфире потом
«запикивают». Утаить что-то от телевизионщиков невозможно. Съемка идет
круглосуточно. Операторы приезжают к моменту пробуждения героя и уезжают, когда
тот ложится спать. Ночью запись ведется на камеры наблюдения, установленные во
всех комнатах, за исключением ванной и туалета.

«Хата на тата» выполняет не только развлекательную, но и
социальную миссию.

«Для меня стало
открытием, что после участия в проекте мужчины меняются в лучшую сторону,

признается Роман Пересунько. — Ведь наши
герои — мужчины по 30—40 лет со сложившимся мировоззрением. Но они переосмыслили
свою жизнь, по-другому стали относиться к женам, детям и быту. Значит, наши
усилия не напрасны…»

Людмила Козаренко